Пути глобального сообщения

Развитие мировой транспортной системы идет в сторону интеграции. Чтобы не остаться на ее обочине, удачного географического положения России недостаточно, необходимо внедрение инноваций.

По данным Всемирного банка, мировой транспортный рынок оценивается в $4,2 трлн, что составляет 6,8% мирового ВВП. Мировая транспортная система потребляет значительную часть энергетических и природных ресурсов, в то же время стимулируя развитие технологий.

Россия является частью глобальной транспортной системы, что определено в первую очередь ее географическим положением. Но этого преимущества уже недостаточно. Как считает директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николай Калмыков, стране важна эффективная интеграция в международную систему. «Мы находимся на пересечении десятков торговых путей, идущих с Востока на Запад и с Юга на Север, — напоминает эксперт. — Конечно, можно было бы просто получать доходы от имеющейся в России инфраструктуры, как это происходило в 1990-е годы. Сейчас мы включились в борьбу за удержание имеющихся позиций, но главное — завоевание новых». Эксперт обращает внимание на то, что из-за российской инертности по отношению к развитию транспортной системы в свое время начали появляться альтернативные проекты. Николай Калмыков пояснил, что имеет в виду Шелковый путь через Среднюю Азию, который поначалу планировали вести в обход России, а также новый канал «Стамбул», который начала строить Турция.

Для того чтобы российская транспортная система стала эффективной частью международной, предстоит решить ряд непростых задач: повышение качества транспортных услуг, снижение издержек, обеспечение доступа населения к качественным транспортным услугам, усиление инновационной составляющей, обеспечение экологической безопасности.

Транспорт России пока отстает от требований глобальной сети, считает Николай Лобанов, эксперт консалтинговой компании «Лобанов-логист». В частности, недостаточная плотность дорожной сети не позволяет развивать многие регионы страны. «Если в центральной части России плотность автомобильных и железных дорог еще «более или менее», то за Уралом и дальше на восток с дорожной сетью полная беда, а это значит, что две трети страны — без дорог», — говорит Николай Лобанов.

Восточный транзит

В транспортном освоении восточных районов страны главная роль должна быть отведена железным дорогам, «в первую очередь мы здесь можем зарабатывать от транзитов из Китая в Европу и обратно», говорит генеральный директор Русской контейнерной компании (РКК) Иван Гришагин. На данный момент, по его словам, соседние страны составляют России на этом направлении большую конкуренцию. «У нас есть все основания полагать, что к 2025 году железнодорожные контейнерные грузоперевозки через Россию на маршруте Москва — Владивосток могут превысить 1,5 млн TEU (двадцатифутовый эквивалент) в год. Текущий рост контейнерных перевозок из Азии в Европу составляет в среднем 5–6,5% в год», — говорит Иван Гришагин.

Пока же, отмечает доцент Высшей школы урбанистики им А.А. Высоковского НИУ ВШЭ Мария Роженко, роль потенциала России как страны-транзитера используется недостаточно: если в 2017 году по Транссибу было перевезено 417 тыс. TEU, то порты Китая за тот же период перевалили 220 млн TEU.

Согласно оценкам Индекса эффективности логистики Всемирного банка (рейтинг LPI), Россия в 2018 году находится на 75-м месте в мире, приводит данные Мария Роженко. Интегрированный показатель LPI включает в себя оценку таможенного оформления, качество инфраструктуры, простоту организации международных перевозок по адекватным ценам, качество и компетенции логистических услуг, возможность отслеживания прохождения грузов, соблюдение сроков доставки. На первом месте в этом рейтинге — Германия. К методологии индекса есть вопросы, как и к его объективности, поскольку оценка выводится по результатам опросов участников рынка логистических услуг, поясняет Мария Роженко. «И все же состояние транспортной инфраструктуры в России не самое лучшее, мы занимаем следующую строчку после Парагвая», — уточняет она.

Для того чтобы объем перевалки грузов рос, российская железнодорожная инфраструктура и связанные с ней системы поддержки должны справляться с актуальными потребностями китайских грузоотправителей, считает Иван Гришагин. «Если это произойдет, то можно прогнозировать, что общий объем ежегодных грузовых железнодорожных перевозок на западном направлении к 2024 году составит 32 млн TEU. Это без учета коридора «Приморье-1» или коридора «Приморье-2», — уточняет эксперт.

По оценке Ивана Гришагина, в результате модернизации железнодорожных систем России скорость контейнерных поездов значительно повысилась, она составляет в среднем 75 км/ч, в то время как до 2017 года этот показатель составлял в среднем 30–40 км/ч. «Таким образом, к 2024 году объем контейнерных железнодорожных перевозок может вполне увеличиться в четыре и более раз, а пропускная способность Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей позволяет вырасти за ближайшие шесть лет в полтора раза, до 180 млн т в год, со сроком транспортировки контейнеров с Дальнего Востока до западных границ страны за семь дней и менее», — говорит он.

Подробнее на РБК >>>

Контакты для СМИ

Пресс-центр компании РКК
+7 495 199 99 01 доб 104
press@ruscont.com